Суровец-суздалец

Русский богатырь Суровец-cудалец

     В старые веки, прежние,

Не в нынешние времена, последние,

Как жил на Руси Суровец молодец,

Суровец богатырь, он Суроженин,

По роду города Суздаля,

Сын отца — гостя богатого.

Охочь он ездить за охотою,

За гусями, за лебедями,

За серыми за утицами.

Ездит день до вечера,

А покушать молодцу нечего.

     Как наехал во чистом поле на сырой дуб,

Сырой дуб, еще не простой,

Не простой, — корокольчестой:

Что на том дубу сидит черный вран,

Черный вран, птица вещая;

Он снимает с себя крепкий лук,

Крепкий лук и калену стрелу,

Он накладвает на тетивочку шелковую,

Хочет стрелить по верх дерева,

Хочет убить черна ворона,

Черна ворона, птицу вещую. 

     Что возговорит ему черный вран,

Черный вран, птица вещая:

«Гой еси ты, Суровец молодец,

Суровец богатырь, еще Суроженин!

Тебе меня убить, — не корысть получить:

Мясом моим не накушаться,

Кровью моей не напитися,

Перьям моим не тешиться.

Ин я тебе вестку скажу,

Вестку скажу, вестку радостную:

Как далече-далече во чистом поле,

А дале того во зеленых лугах,

Как стоит тамо Курбан-царь,

Еще Курбан-царь да и Курбанович,

Со всею силою могучею,

Что со всей ли поляницею удалою;

Что стоит он широкими рвами окопавшися,

Земляным валом оградившися».

     Молодецкое сердце не утерпчивое,

Разгоралася кровь богатырская,

Он бьет коня по крутым бедрам, —

Подымается его добрый конь

Выше дерева стоячего,

Ниже облака ходячего,

Горы и долы между ног пускает,

Быстрые реки перепрыгивает,

Широкие раздолья хвостом устилает,

По земле бежит — земля дрожит,

В лесу раздается, на нивах чуть.

Он взял-поскакал во чистые поля,

Во чистые поля, еще к Курбану-царю,

Еще к Курбану-царю да и к Курбановичу.

     Первый ров его бог перенес,

Другой ров его конь перескочил,

В третий ров он обрушился,

Его добрый конь набрюшился:

Ай что взяли-прискакали удалы молодцы,

Под леву руку взяли двадцать человек,

Под праву руку взяли его сорок человек,

Поперек подхватили — еще сметы нет.

Взяли-повели еще к Курбану-царю,

Еще к Курбану-царю да и Курбановичу. 

     Молодецкое сердце разъярилося,

Богатырская кровь разыгралася,

Как взял он татарина за волосы,

Да как учал татарином помахивати,

Как куда побежит, тамо улица лежит,

Где повернется, тамо площадью:

И где пробился, молодец, он до белого шатра,

Что до белого шатра и до Курбана-царя. 

     Как возмолится ему Курбан-царь:

«Ты гой еси, Суровец молодец,

Суровец богатырь и Суроженин!

Погляди-ко ты, что в книге написано:

Что не велено вам князей казнить,

Что князей казнить и царей убивать». 

(«Былины», Лениздат — 1984 г., стр. 168 — 169)

Пояснение С. Н. Азбелева: Текст былины взят из сборника «Песни, собранные П. В. Киреевским» (выпуск 3, стр. 110). Былина отразила борьбу со степняками, вероятно, еще до ордынского нашествия, когда Русь уже вела торговлю с городом Сурожем (Судаком) в Крыму.

Пояснение В. В. Салфетникова: Былина «Суровец-суздалец» попала в сборник былин С. Н. Азбелева (Лениздат — 1984) из сборника «Песни, собранные П. В. Киреевским», выпуск 3 (Москва — 1861), в котором отражены две былины о богатыре Суровце из Суздаля, на страницах 107 и 110. В советский сборник былин была взята вторая былина о суздальском богатыре. В свою очередь, П. В. Киреевский взял эту былину из другого сборника, более раннего, названного им «Песенник Новиковский», ч. II М., 1780 г., стр. 204 — 206.

«Песенник Новиковский» имеет полное название:  «Новое и полное собрание российских песен; содержащее в себе песни любовныя, пастушеския, шутливыя, простонародныя, хоралныя, свадебныя, святочныя, с присовокуплением песен из разных российских опер и комедии», составленный в период с 1743 по 1792 годы и состоящий из шести частей.

Справедливости ради, на проекте «Сказание о Русской земле» представлены обе былины о суздальском богатыре. Первая из которых, записанная П. В. Киреевским на берегах Волги, в Симбирской губернии (Ульяновской области), называется Суровец-Суздалец.

Конец богатырей

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями
Сказание о Русской земле
ru_RUРусский